Авг 11
Spread the love

Апатитский синдром,

или

Почему областное здравоохранение трещит по швам

На последней сессии областной Думы некоторые «единороссы» сделали попытку принять обращение к губернатору о необходимости остановить оптимизацию сети медучреждений. Но, конечно, возобладала позиция большинства депутатов от партии власти: вполне достаточно попросить губернатора ознакомить с концепцией дальнейших действий правительства в этой отрасли.

Позиция же коммунистов чётко изложена в нашей программе, обнародованной перед выборами прошлого года: потребовать отказа от оптимизации системы оказания медпомощи за счёт снижения доступности и повышения платности; перейти на одноканальное бюджетное финансирование, отказавшись от так называемого подушевого финансирования медучреждений.

Ожидать чего-то нового в концепции губернатора не приходится. Потому что проблему снижения качества медпомощи (прежде всего, обеспечения ее доступности и бесплатности) не решить, находясь в прежнем прокрустовом ложе политики правящего режима. Ведь финансирование здравоохранения в стране на душу населения примерно в 4 раза меньше, чем в соседних развитых странах. А долю расходов в ВВП давно надо поднимать с 3,6 % (90-е место в мире) — минимум в 2 раза. Это предлагает даже Кудрин (экс-министр финансов РФ. –  Ред.), но нынешний министр финансов страны отвечает в духе «денег нет, но вы держитесь».

Весьма либеральное научное учреждение — Высшая школа экономики (ВШЭ) в недавнем докладе «Российское здравоохранение в новых экономических условиях» сделало вывод: «здравоохранение… находится в системном кризисе… и, если ничего кардинально не менять, то дальнейшая его деградация пойдет в трех направлениях: высокотехнологичной помощи — с частичной оплатой самими пациентами; качественной помощи богатым в частной медицине — на условиях полной оплаты; медпомощи бедным в госсекторе частично — бесплатно, частично — на платной основе». Понятно, что большая часть жителей «окажется» в последнем секторе, и качество услуг будет соответствовать возможностям власти. Именно такие процессы и происходят в областном здравоохранении.

Уже сегодня доля платных услуг в здравоохранении Мурманского региона достигла 50 %. Для приезжающих к нам на работу врачей мы не в состоянии создать условия, конкурентные с крупными городами средней России. Нас ежегодно заставляют сокращать число коек в стационарах, хотя уровень заболеваемости не снижается, а смертность остается весьма высокой (в 2016 году смертность в области вновь превысила рождаемость). Кстати, в стране за последние 4 года реальное финансирование здравоохранения сократилось на 8 %, число врачей – на 22 тысячи, число коек – на 124 тысячи, а ежегодный поток больных увеличился на 0,6 %.

Поэтому в последнее время и проводили акции протеста жители Печенгского района. Мончегорский Совет депутатов рассматривал вопросы здравоохранения. Мурманчане протестуют против оптимизации сети поликлиник в городе (в том числе против ликвидации стоматологической помощи в поликлиниках, да и против закрытия самих поликлиник, в
частности, бывшей поликлиники № 4 на ул. Полярной Дивизии). Апатитские жители собирали подписи под обращением к губернатору, дважды – к президенту страны, требуя сохранить стационарную медпомощь во втором по величине городе региона.

Как депутат я трижды обращался к М. В. Ковтун и ее заместителю. Передал более 3200 подписей граждан, которых волнуют вопросы апатитского здравоохранения, озвученные в ходе прямого эфира с В. В. Путиным, а также вопросы изменения системы оплаты приглашённым врачам. Ответы на мои обращения были подробными. Но никаких изменений в подходах к решению насущных проблем населения не наблюдается.

Честно говоря, в законодательном собрании мы регулярно затрагиваем вопросы здравоохранения. Но что меня удивляет больше всего — это несоответствие предоставляемых нам общих цифр (судя по ним, состояние отрасли прекрасное — показатели лучше, чем в стране и СЗФО) и растущего недовольства жителей уровнем медобслуживания. Ответ нашёл в уже упоминавшемся докладе ВШЭ, где эксперты делают вывод: «на деле многие показатели успешно имитируются, а выделенные ресурсы растворяются без заметных в аналогичных масштабах приростов результативности». Другими словами, идёт подгонка цифр под нужные для отчёта цели.

До сих пор нет ясности по поводу расчётов средней зарплаты медперсонала. Например, нам докладывают, что средний коэффициент замещения должностей – 1,3 — 1,4. Однако недавний разговор с высококвалифицированными медсёстрами областной больницы показал: чтобы «выйти» на среднюю зарплату по области — 36,5 тысячи рублей, им нужно работать минимум на 2 ставки. И медсестрам действительно приходится работать с 7 утра до 7 вечера.

Но законы математики никто не отменял. Возникает вопрос: «Кто тогда работает больше, чем на две ставки, и кто из среднего медперсонала получает больше, чтобы «выйти» на среднюю зарплату по региону?». Я предлагал обеспечивать рост оплаты труда медработников согласно Указам президента за счёт увеличения окладов, а не за счёт перегрузок. Все это понимают, но ответ тот же — нет денег.

Другой пример. В мае минздрав области по требованию прокуратуры привел к общероссийскому показателю показатель количества коек стационаров на душу населения. При этом потребовалось сократить их — на 3700 (около 5 %). Причём министр успокоил: найдены «резервы» в самой системе подсчета госпитализации, где дважды учитывались одни и те же
больные. Но ясно, что количество коек будет сокращаться и дальше.

Процесс этот идёт более 10 лет, поскольку самое дорогое в системе — содержание стационарных коек. Поэтому один из главных мотиваторов изменений в здравоохранении — экономить средства. По этой же причине происходят бесконечные слияния медучреждений, нередко разрушающие сложившуюся систему медпомощи. Как это произошло в случае присоединения диагностического центра к облбольнице или тогда, когда было решено убрать привычные стоматологические кабинеты из мурманских поликлиник, удобные для жителей, и собрать их под одной крышей в едином центре. Это дает мизерную экономию на зарплатах управленцев, но позволяет за счет ее увеличить зарплаты согласно Указам президента.

Я думаю, это одна из причин того, что, несмотря на слова В. В. Путина 15 июня 2017 года о необходимости либо достраивать уже имеющуюся больницу в Апатитах, либо строить новую, принято, судя по всему, решение переместить единственное оставшееся терапевтическое отделение стационара в соседнее здание бывшего роддома, открыв там некий комплексный дневной стационар и травмпункт. Откроют здесь же и частное отделение гемодиализа, безусловно, нужное, но не имеющее прямого отношения к стационарной помощи большинству жителей города.

По умолчанию понимаю, что реанимация, совсем недавно введённая в строй, а на это затрачены немалые средства, исчезает в рамках оптимизации. Никто не ответит и за расходы — порядка 40 миллионов бюджетных рублей! — за последние несколько лет на ремонты, оснащение оборудованием старого стационара.

Ещё до проведения технической оценки состояния здания апатитского стационара, открыто заявлялось, что ремонту он не подлежит. У меня, честно говоря, возникают сомнения в объективности таких выводов. При визуальном осмотре я никаких сдвигов или трещин не обнаружил. Там не закончен ремонт кровли, нанесший ущерб бюджету — миллион рублей, и «уничтожен» протечками недавний ремонт помещений. Это подтверждает вывод ВШЭ о причинах кризиса в медицине — отсутствие результатов от вложения средств.

Конечно, развитие технологий в медицине расширяет возможности применения так называемых стационарзамещающих технологий. Но заменить лечение в круглосуточном стационаре на лечение в дневном в целом невозможно. Поэтому специалисты отмечают, что идёт процесс перехода острых заболеваний в хроническую стадию, отражающий эту ситуацию коэффициент «хронизации» (соотношение общей заболеваемости и первичной) увеличивается, особенно с 2011 года, — на 0,5 % ежегодно. Подтверждением служит и растущее число вызовов «скорой помощи».

К сожалению, мы взяли не лучшие образцы для подражания: когда финансирование медучреждений напрямую зависит от числа посещений больных, что, несомненно, стимулирует систему здравоохранения на рост хронических заболеваний. Поэтому создание дневного стационара вряд ли решит проблемы комплексной системы здравоохранения в Апатитах — это не соответствует чаяниям его многострадального населения.

Странно было читать некие возмущения руководителей здравоохранения, проводивших прием жителей города после эфира с Дарьей Стариковой. Их довело до такого нервного состояния нежелание слушать мнение людей и то, что большинство болело не за себя лично, а за состояние здравоохранения города (как и Дарья, кстати). А это характеризует людей
отнюдь не отрицательно, а наоборот – положительно!

Ещё одна тема — положение врача и другого медперсонала в этой деградирующей системе. Говорят, после прямого обращения Д. Стариковой к В. В. Путину у врачей возник «апатитский синдром», то есть они выражают недовольство отношением населения к их труду. Действительно, недовольство состоянием медпомощи пациенты в первую очередь высказывают врачам и медперсоналу. В свою очередь, при растущем количестве больных и сокращении количества медперсонала растёт и взаимная неудовлетворённость. Хотя и те, и другие — не виновники ситуации, а скорее, её жертвы.

Рост врачебных нагрузок (в среднем – от 1,5 до 2,0) — одна из причин ухода врачей (прежде всего, молодых) в систему частной медицины, тем более из нашего заполярного края. Многие приезжающие в течение нескольких месяцев или года покидают наш регион. Поскольку оклады у нас меньше, чем в средней полосе, а компенсации из бюджета они считают недостаточными для проживания в условиях Крайнего Севера. В одном из своих обращений я предлагал пересмотреть систему мотиваций для закрепления врачей в нашей области. но это посчитали не нужным, хотя даже в трехлетнем экономическом прогнозе областная власть признает, что в перспективе обеспеченность врачами уменьшится ещё на 18 %.

Проявление «апатитского синдрома» вижу ещё и в том, что изменилась тональность общения власти и медицинских чиновников. Всё чаще звучат нервные окрики типа: «Вы мешаете работать! Своими требованиями ухудшаете и без того трудную ситуацию! После таких выступлений врачи встанут и уйдут. Кто вас будет лечить?».

Да, есть ряд причин кризиса здравоохранения, формирующихся в Москве. Но надо тогда честно сказать людям: «У нас нет больше ресурсов для сохранения прежней доступности лечения в регионе. Делаем, что возможно. Мы будем на федеральном уровне требовать повышения финансирования системы медпомощи с учётом особых климатических факторов жизни в условиях Крайнего Севера». И не надо рисовать лубочные картинки всё улучшающегося медобслуживания населения!

Люди видят и чувствуют несоответствие своего представления о состоянии здравоохранения и позиции власти. Видят деградацию здравоохранения даже по сравнению с его состоянием десять лет назад. И не приемлемы окрики: «Заткнитесь, а то будет хуже!». Потому что у народа тогда сработает простая логика: если власть не может, пусть она уходит!

Коммунисты в своей программе «10 шагов к достойной жизни» конкретно показывают, где надо мобилизовать средства, чтобы в 2 раза увеличить финансирование, в том числе и здравоохранения, и образования: для этого надо вернуть народу природную ренту и ввести прогрессивный подоходный налог. Но это уже другая история!

А пока необходимо требовать от власти, судя по предвыборным обещаниям, взявшей ответственность за страну, взвешенных и эффективных решений в интересах подавляющего большинства населения Мурманской области.

Депутат Мурманской областной Думы,
второй секретарь обкома КПРФ

Михаил АНТРОПОВ

Статья опубликована в газете «Кольский Маяк» № 8 (304) август 2017 г.

автор admin \\ теги: ,


Написать ответ

Рейтинг@Mail.ru
Яндекс.Метрика